Государственный архив Пензенской области
Михаил Михайлович Сперанский – великий российский государственный деятель, законовед, пензенский гражданский губернатор (1816–1819), сибирский генерал-губернатор (1819–1821), почётный член Петербургской академии наук (1819), действительный тайный советник (1827), граф (1839).
Родился 1 (12) января 1772 г. в селе Черкутино Владимирской губернии, в семье священника. Свою фамилию молодой Михаил Михайлович (от лат. глагола spero, sperare – «уповать», «надеяться», «ожидать») получил при зачислении во Владимирскую духовную семинарию.
В 1795 г. Сперанский, преподававший в Санкт-Петербургской Александро-Невской семинарии, попадает под широкое крыло князей Куракиных. Он становится домашним секретарём Алексея Борисовича – младшего брата знаменитого «бриллиантового князя» Александра Борисовича. После смерти Екатерины II и начала правления Павла I началось возвышение Куракиных, а вместе с ними – и самого Сперанского, уже тогда отличавшегося поразительными талантами, работоспособностью и умением разбираться в людях. В конце 1796 г. Алексей Борисович получил должность генерал-прокурора и предложил своему секретарю работу в канцелярии.
Так 2 (13) января 1797 г. Сперанский окончательно перешёл на государственную службу, отвергнув предложение митрополита Гавриила о постриге в монахи для церковного служения. Начался блистательный взлёт Михаила Михайловича – всего за неполные 3 года он проходит путь от титулярного советника до статского советника (с 8 (19) декабря 1799 г.) и возглавляет канцелярию Комиссии о снабжении императорской резиденции припасами.
С воцарением Александра I Сперанский постепенно становится его ближайшим сподвижником и автором ряда проектов и реформ. По его идеям был создан Государственный совет Российской империи и завершено создание министерской системы в России. К 30 августа (11 сентября) 1809 г. Сперанский был пожалован в тайные советники, а 1 (13) января 1810 г. назначен государственным секретарём – фактически вторым человеком в стране после императора.
С уверенностью можно сказать, что именно это стремительное возвышение стало для Михаила Михайловича роковым. К 1812 г. недовольство русского дворянства Сперанским было колоссальным – высший свет был вне себя от его предложений и реформаторской деятельности в целом. Так именно по инициативе Михаила Михайловича был введён обязательный экзамен для поступающих на службу чиновников. Дворяне не считали любимца императора частью своего сословия, относились к нему как к выскочке, единственным занятием которого была деятельность по ущемлению их законных прав. Ходили слухи и о сознательном подрыве Сперанским экономики и государственного строя России перед предстоящей войной с Францией.
Роковым вечером 17 (29) марта 1812 г. Сперанский отправился на личную беседу с Александром I, результатом которой стала опала и ссылка – сначала в Нижний Новгород и в Пермь, а с 31 августа (12 сентября) 1814 г. – в имение в Великополье Новгородской губернии. В изгнании он неоднократно встречался с А.А. Аракчеевым и через его посредничество пытался добиться августейшего «прощения». Однако Михаилу Михайловичу пришлось полностью оправдать свою фамилию, ожидая милости императора вплоть до начала осени 1816 г.
В сентябре Сперанский получает письмо с указом от 30 августа (11 сентября) 1816 г. о назначении его на должность пензенского гражданского губернатора. На некую оставшуюся отрешённость императора к бывшему «второму лицу» страны указывало даже местоположение назначения в общем указе – на 6 строчке, вместе с таким же опальным М.Л. Магницким.
Однако уже само возвращение на государственную службу после совсем недавнего падения, по воспоминаниям современников, было сравнимо с вестью о бегстве Наполеона с острова Эльбы.
Уже 20 октября (1 ноября) 1816 г. М.М. Сперанский принёс присягу и приступил к исполнению должности пензенского гражданского губернатора.
Фонд Пензенского губернского правления стал основным источником для получения документов о деятельности Сперанского в нашем крае.
Его официальной резиденцией в Пензе стал так называемый Губернаторский дом, ныне расположенный на ул. Советской, д. 5 (быв. ул. Губернаторская). На первом этаже данного здания находилась губернская канцелярия, на втором – парадные и жилые комнаты, которые на 1816–1819 гг. были в полном распоряжении Михаила Михайловича.
Вернувшись на государственную службу, Сперанский развивает активную деятельность. Он, как глава губернии, участвует в заседаниях губернского правления, посвящённых различным вопросам: земельным спорам, взысканием долгов, проведением рекрутских наборов, сыском беглых и бродяг, обращениям служебных и частных лиц и многое другое.
Так 16 (28) декабря 1816 г. в губернском правлении было рассмотрено дело о неповиновении крестьян села Кутля Мокшанского уезда своим помещикам. Власть твёрдо отреагировала на данные возмущения, отправив из пензенского батальона воинскую команду. Уже 7 (15) марта
1817 г. был дан отчёт о приведении к покорности крестьян данного села своим господам и выводе воинской команды.
Понимая, что его назначение в качестве начальника Пензенской губернии может затянуться, в марте 1817 г. Сперанский приобретает имение в д. Ханеневке (Хоненевка, Завольная тож) Пензенского уезда (ныне Пензенского р-на), расположенное в 1 версте (≈ 1 км) от села Елани со всеми крестьянами и имуществом.
В самой Пензе Михаил Михайлович был особенно близок со Столыпиными – часто бывал в доме губернского предводителя дворянства (1816–1821 гг.)  Г.Д. Столыпина на ул. Верхне-Посадской (ныне – угол ул. Карла Маркса и Володарского, д. 20/2), видел жившего там летом 1817 г. юного М.Ю. Лермонтова и участвовал при составлении духовного завещания Е.А. Арсеньевой (в дев. – Столыпиной) в июне 1817 г.
19 (31) мая 1817 г. дворянство Чембарского и Нижнеломовского уездов изъявило желание учредить в своих городах училища за счёт добровольных пожертвований. М.М. Сперанский полностью поддержал данную инициативу, активно участвовал в обсуждении проектов и продвигал кандидатуры будущих смотрителей училищ. Чембарское и Нижнеломовское уездные училища были официально открыты уже в бытность правления следующего губернатора Ф.П. Лубяновского осенью 1822 г.
(Из документов фонда Пензенского дворянского депутатского собрания мы узнаем, что вскоре после приобретения поместья Сперанский 22 июня (4 июля) 1817 г. подаёт прошение о внесении его с дочерью Елизаветой в пензенское дворянство.  
Уже 25 июня (7 июля) 1817 г. в родословной книге Пензенской губернии появилась соответствующая запись: «внесть его г. Сперанского с рожденною от него дочерью в третью часть дворянской родословной книги и дать грамоту».
17 (29) августа губернатор получил сведения о путешествии великого князя Михаила Павловича с заездом в Пензенскую губернию. 30 августа была получена просьба брата императора о составлении статистического описания Пензы и всех «достопамятностей... губернии». К 1 (13) сентября, к приезду Михаила Павловича, под руководством Сперанского было подготовлено «Историческое описание о начале, населении и местном положении губернского города Пензы» с географическими и историческими сведениями, полностью исполнившее данное поручение.
Конец 1817 г. отметился началом эпидемии в селе Никольском (Будах тож) Наровчатского уезда (ныне село Буды Ковылкинского р-на Республики Мордовия). Болезнь впервые проявила себя около
6 (18) ноября и за весь период отняла жизни 21 человек. На стол Сперанского регулярно приходили рапорты об эпидемиологическом состоянии как в самом селе, так и соседних поселениях. С введением карантинных мер и правильного лечения уже 22 января (3 февраля) 1818 г. врачебная управа отчиталась о «уничтожении болезни в селе Будах».
Помимо обычных заседаний в губернском правлении проводились и секретные. Их содержание было посвящено рассмотрению вопросов о фальшивомонетчестве и подделке ассигнаций. Так 26 марта (7 апреля) 1818 г. городничий Краснослободска доложил Сперанскому об исполнении приговора над мастеровыми Рябкинского чугуноплавильного завода Краснослободского уезда Пензенской губернии, приговорённых к наказанию кнутом и ссылке на каторжные работы за изготовление фальшивой монеты.
В начале 1819 г. Сперанский рассматривал проекты улучшения содержания дорог и мостов в Пензенской губернии. К 2 (14) апреля было составлено общее мнение по данному вопросу. Однако его окончательная доработка и реализация, по словам губернатора, должна была лечь на соображение приемника.
В этот же день в губернском правлении был рассмотрен вопрос о жестоком обращении дворянина Турмышева, проживающего в г. Мокшане, со своими людьми. При осмотре сбежавшей от этого помещика дворовой Аксиньи Даниловны «губернатором усмотрено на ней довольное количество боевых сине-багровых знаков», а в ходе учиненного правлением следствия городничим Мокшана и уездным предводителем дворянства подтвердились и другие факты насильственных действий помещика против своих людей.
По итогу всего расследования Сперанский поместил данное поместье нуждается под строгий надзор местной власти. Турмышеву было запрещено наказывать своих крестьян без ведома полиции, а в случае обнаружения мокшанским уездным начальством дальнейших эксцессов – немедленно уведомлять начальство губернии.
14 (26) апреля 1819 г. на заседании правления был заслушан указ о назначении Сперанского сибирским генерал-губернатором. Дополнительно, по предложению самого Михаила Михайловича от 13 (25) апреля (в неприсутственный день) исполняющим обязанности пензенского губернатора был назначен председатель уголовный палаты Я.И. Тарасов.
29 апреля (11 мая) дворянство и купечество дало прощальный бал для своего бывшего губернатора, а перед отъездом 7 (19 мая) 1819 г. на берегу р. Суры для Михаила Михайловича был организован великолепный завтрак. После этого Сперанский посетит наш край лишь единожды – после своего возвращения из Сибири в Санкт-Петербург он в марте 1821 г. гостил в поместье Арсеньевой в Тарханах. Также в Государственном Лермонтовском музее-заповеднике «Тарханы» сохранился и экспонируется подаренный Елизавете Алексеевне портрет великого государственного деятеля.
Сперанский хоть и покинул Пензенскую губернию, но здесь осталось его имение в д. Хоненевке. В архиве сохранилась доверенность
от 22 марта (4 апреля) 1834 г., выданная Сперанским губернскому регистратору П.П. Дикову на передачу «куда следует» 8 ревизской сказки на дворовых людей и крестьян д. Хоненевки. Из этой же сказки мы узнаем, что на 1834 г. Сперанский оставался владельцем 777 крестьян обоего пола.
Именно с Пензенской губернии Сперанский начал своё повторное восхождение на Олимп государственной службы, закончившееся возвращением в Петербург в марте 1821 г., составлением Полного Свода законов Российской империи и получением графского титула. Скончался Михаил Михайлович 11 (23) февраля 1839 г. в возрасте 68 лет.
Но и после смерти Пенза помнила своего любимого губернатора.
В 1871 г. в «Пензенских губернских ведомостях» была опубликована заметка о предстоящем 100-летнем юбилее графа Сперанского, а в декабре 1892 г. вышла статья Н.В. Прозина «Сперанский в бытность свою Пензенским губернатором», ныне являющаяся классической в пензенском краеведении. Вплоть до 1919 г. современная Железнодорожная улица в г. Пензе носила название Сперанской, а сейчас фамилией великого государственного деятеля названы улица и проезды в микрорайоне Арбекове, недалеко от трассы М–5 «Урал».