Государственный архив Пензенской области
15 августа 1811 года на приеме дипломатического корпуса  в Париже Наполеон с оскорбительной речью обратился к русскому послу князю Куракину. Царь Александр написал после этого своей сестре, что «военные действия могут начаться с минуты на минуту».
По всей России начались постепенные приготовления к возможным в скором будущем военным действиям: участились рекрутские наборы, войска постепенно передвигались на запад.
За месяц с 18 мая по 20 июня 1812 года в Пензенской губернии был сформирован Тамбовский пехотный полк, людской состав которого, снаряжение, обмундирование и продовольствие поставлялись для него добровольными взносами пензяков. Денежные сборы сочетались со сборами натурой – холстом, хлебом, крупой, скотом.
В ночь на 24 июня 1812 года армия Наполеона без объявления войны начала переход через реку Неман, отделявшую русскую границу от Польши. Известие об этом было получено в Пензе лишь на 19ый день после этого события. Вигель сообщает, что  чиновник, посланный из Пензы с гуртом быков в Вильно, не мог довести их до места назначения. Он воротился на курьерских и сказал, что Наполеон уже в Вильно.
Хранящееся в нашем архиве письмо дворянина Александра Петровича Вельмяшева к отцу, написанное уже после взятия Москвы Наполеоном, характеризует патриотический подъем, охвативший все слои общества Российской империи, в связи с этими страшными для сердца каждого патриота России событиями. В этом письме он искренне возмущен тем, что Москва отдана на милость супостата, изумлен, как могли это допустить наши военачальники, и выражает искреннее желание оставить гражданскую службу и просит благословения отца идти на защиту Отчества.
Урожай в Пензенской губернии в 1812 году был собран более обильный, чем в 1811 году, и жители края смогли отправить  для армии большой обоз продовольствия и снаряжения. Вместе с ним пензяки собрали и послали войску 131.235 рублей.
Одной из самых острых и тяжелых проблем  стала проблема беженцев из западных губерний, попавших в зону военных действий и захваченных Наполеоном. Наибольшее количество беженцев в Пензе было из Смоленской и Витебской губерний. В пользу беженцев были собраны не только различные предметы домашнего обихода и продовольствие, но и 1.000 рублей деньгами. При всех церквях губернии были установлены специальные жертвенные кружки для сбора денег в пользу беженцев.
В войне с Россией Наполеон  широко использовал шпионаж. Он наводнил Россию шпионами и лазутчиками. В своих записках  Вигель писал о том, что в Пензу были высланы Багратионом два влиятельных польских помещика – граф Валевский и графиня Рышевская. Купив один из самых больших домов в Пензе, Рышевская начала собирать вокруг себя сосланных иностранцев. Полиция еще не догадывалась о вреде  сборищ у Рышевской, а горожане уже насторожились и, не скрывая, называли Рышевскую шпионкой, а ее дом «недобрым домом».
На следующий день после получения известия о взятии Москвы Рышевская праздновала у себя сие счастливое для них событие  у себя с двумя французами – Радюльфом и Магьером. Все комнаты были ярко освещены. Но сие радостное торжество было нарушено градом камней, которым забросали окна, ехавшие верхом, мимо два человека. Все стекла в доме были разбиты вдребезги.
Но главное, что требовалось для ведения войны – это солдаты. В 1812 году только с 17 апреля по 30 ноября было произведено 3 рекрутских набора. После непродолжительного обучения в Пензе ратники партиями по 450 человек  отправлялись для экипировки в Арзамас, Орел, Змиев, а затем, влившись в сформированные части регулярной русской армии, уходили сражаться с врагом.
В помощь регулярным силам русской армии создавались и народные ополчения. 30 июля 1812 года царь издал манифест о создании народного ополчения. Сей манифест вызвал в Пензенской губернии, как и по всей России, широкое патриотическое движение. Народ собирался на улицах, повсюду произносились зажигательные речи и возгласы, призывавшие на защиту Отечества. Крестьяне и горожане толпами шли добровольцами в комитет ополчения. Были даже случаи о побегах крестьян от помещиков с целью вступления в ряды ополчения.
В октябре 1812 года Пензенское ополчение было окончательно сформировано в дивизию, состоявшую из 4х полков – трех пехотных и одного конного, общим количеством 9.847 воинов. Позднее было собрано еще и резервное ополчение  из 4.641 воина. Общее же количество воинов, предоставленных Пензенской губернией, вместе с ратниками, набранными в 1812 году, исчислялось более 22.000 человек. Пензенское ополчение вошло в 3й поволжский округ всероссийского народного ополчения, командующим которым был назначен генерал-лейтенант граф П.А. Толстой. Начальником же Пензенской ополченской дивизии он назначил отставного генерал-майора Николая Федоровича Кишенского.
Из пяти губернских ополчений, входивших в состав 3-го округа, только пензяки имели свою артиллерию – 4 пушки. Позднее начальником Пензенского ополчения был назначен Иван Дмитриевич Дмитриев – дворянин-однодворец села Богородского Мокшанского уезда, он участвовал во всех крупных сражениях с французами в 1806-1807 гг., в том числе и в знаменитом Аустерлицком сражении.
Толстой получил приказ о продвижении полков Поволжского ополчения на Орел и Глухов, в малороссийские губернии. К концу октября ополчение было готово к походу, но приказа о выступлении не поступало в течение двух месяцев. Эти два месяца вынужденного безделья отразились на дисциплине ополченцев: офицеры от безделья занимались в основном карточной игрой, а ополченцы, расквартированные по крестьянским избам, были предоставлены сами себе, зачастую оставаясь без хлеба в течение нескольких дней.
Все это породило возмущение в двух полках пензенских ополченцев, стоявших в Инсаре и Чембаре, в декабре 1812 года. Восставшие в Инсаре воины  3го полка избили подполковника Кушнерева, сняли с него одежду и ордена и выбрали себе командира из ополченцев. В Чембаре дело дошло до вооруженного столкновения с воинской ротой, посланной на усмирение ополченцев. Ополченцы  хотели немедленно отправится целым ополчением к действующей армии, явиться прямо на поле сражения, напасть на неприятеля и, разбив его, с повинной головой предстать пред лицом государя и в награду за свои подвиги вымолить себе прощение и вечную свободу от помещиков.
Бунт был усмирен. В декабре 1812 года Поволжское ополчение наконец получило приказ к выступлению в поход. Пензенские ополченцы приняли активное участие в заграничном походе русских войск в 1813-1814 г.г. – участие в боях за города Дрезден, Магдебург и Гамбург, в которых находились войска Наполеона. В знаменитой Лейпцигской битве народов 6-7 октября 1813 года отличился конно-казачий полк пензенского ополчения.
29 марта 1814 года главные силы русской армии вошли в Париж. В отличие от немцев, которые считались союзниками, но встречали русских воинов, мягко сказать, не очень любезно, французы встречали наши войска без малейшей ненависти, с большим уважением.
Известие о взятии Парижа было встречено в России всеобщим ликованием.
Во всех городах и селах Пензенской губернии состоялись торжественные молебны, после которых на площадях и улицах открылись празднества с пивом, вином, фейерверками и различными увеселениями. Всюду звонили колокола и стреляли из пушек.
Пензенские ополченцы 14 апреля 1815 год вернулись в г. Моршанск.
Из 7.426 воинов, находившихся в 3х пехотных полках Пензенского ополчения, вернулось в Моршанск 4.513 человек. 1.036 остались в госпиталях, около 500 человек умерло в заграничных госпиталях. Свыше 2.000 пали в боях.
На выставке представлены также документы о награждении наших земляков за их мужество, проявленное на полях сражений в боях с войсками захватчика.
Часть документов, представленных на выставке, рассказывает о пленных, которые были переправлены в г. Пензу и другие населенные пункты Пензенской губернии. Судьба их была разной. Некоторые, особенно тяжелораненые погибли на чужбине, другие благополучно вернулись на родину. А часть приняла российское подданство и осталась на жительство в Российской империи и потомки их до сих пор живут рядом с нами.
На этой выставке представлены документы из самых различных фондов нашего архива, а именно из фондов Канцелярии Пензенского губернатора, Пензенской духовной консистории, Пензенской городской думы, Пензенского губернского дворянского собрания, Вотчинной конторы князей Бахметьевых, Пензенской квартирной комиссии и из коллекции документов Пензенской ученой архивной комиссии.